5 часть. Немного о личном составе курса. - Морозов Кирилл А.

Автор
Опубликовано: 410 дней назад (2 мая 2023)
Редактировалось: 1 раз — 8 мая 2023
0
Голосов: 0
Немного о личном составе курса.

Прожив пару недель в одном кубрике и в одинаковых условиях, мы начали сближаться. Сначала сдружились между собой земляки, затем схожие по характеру. Шибутные и шустрые быстро находили контакт со всеми. Тихие одиночки держались так же тихо. Армейцы тоже держались своей компашкой. Армейцы это те, кто отслужил в армии и потом поступили. У судоводов даже был один 27 лет, он отслужил в армии, работал какое то время дальнобоем, но вот решил стать моряком. Про семью его не знаю. Правда он позже отчислился.
Армейцев сразу же назначили на ком. должности. У них были нарукавные шевроны.


Заместитель командира взвода (замок)

Старшина группы

Командир отделения (комод)


Погон на нашей форме не было. С погонами вообще был казус с патрулями. Но об этом позже.
Это были не звания а должности. На весь курс был 1 замок, 2 старшины и 4 комода. Шевроны нашивались только на выходную форму. На робы ничего не нашивалось кроме боевого номера на кармане.
Фамилии я называть не буду. Я просто не знаю у кого какая судьба и кто кем стал и каким стал. Вдруг окажется, что человек не согласен, что бы про него писали. А вот с прозвища могу назвать.
Армейцы нас особо не гоняли но и сами ничего не делали. На зарядку они не вставали, спали до самого завтрака. Приборкой тоже не занимались. Оно и понятно. Один из них отслужил 3 года на флоте в БЧ-4. У него уже скорость приёма морзянки была 140 знаков в минуту. Другие двое армейцев были сухопутными. Они часто нам говорили, что мы тут как у Христа за пазухой. Нас никто не лупит по ночам, не заставляют дембелям шоколадки и водку «рожать», не отбирают деньги и многое другое. Да уж. Дедовщина была бич нашей армии. Но хочу сказать в их защиту, они ничего не внедряли из своей армейской жизни по отношению к нам. Но часто при утреннем обходе, когда дежурный по училищу (офицер), заходил в кубрик, то ему было всё равно, армеец ли или старший курс. На зарядке должны быть все. Был такой кап. 3 р. Кирпич. Командир у судоводов. Принципиальный. Выгонял на зарядку всех. А если кто то вдруг кричал, что он армеец и своё отбегал, то позже разборки были на уровне начальника ОРГСО (орг. строевой отдел). Тогда был нач. ОРГСО подполковник Полуян. Здоровый мужик, под 2 метра ростом. Широкий. Он был из морпехов, по этому и подполковник. С ним уже никто не спорил. Он одной рукой шкафы отодвигал, которые мы вчетвером сдвигали, и проверял качество большой приборки. Иногда брал белую бескозырку и пускал по полу. И если она загрязнилась, то приборку переделывали.
Комодами назначили курсантов которые самые первые прибыли после абитуры. Они были местные. Два комода из Петродворца, друзья. Шея и Шульц. Один комод был курсант который ранее учился уже в этом колледже но на первом курсе отчислился. Горыныч. И еще комод его друг. Оба были из Рамбова.
На территории ЛМК был магазин «чепок». Там можно было купить пряники, консервы и лимонад. В общем там была мелкая бакалея. Но вот тащить их в расположение роты и хранить, запрещалось. Купил - съешь сразу же.
Еще на территории был парк, и в конце парка была площадка с макетами торпед и якорей. То есть торпеды, когда то были настоящими, якоря настоящие. Их было несколько видов как наглядное пособие.
Одна торпеда была более 10 метров и в диаметре под метр. Говорили, что ранее, годах в 80-х, выпускники торпеды выносили за пределы училища и бросали на дорогах. А эту огромную даже на рельсы сбросили. Но не верю. Я видел выпуски. Во первых выпуск в декабре, на улице снег и холод. Кому надо тащить эту махину да еще так далеко. И потом, на выпуск все выпускники пьяные. Оно им надо?
Так же говорили, что гирлянды из лифчиков и трусов длинные за окнами вывешивали пьяные выпускники. Не верю. Где столько нижнего женского белья набрать? В общем баек было много.
Еще у нас на курсе был сирота с Урала. Родители у него погибли, когда он был мальчиком, и их с младшей сестрой перевезли в детский дом, где то под Волховстроем. Он поступил на льготных условиях без экзаменов. А когда на 2 курсе ему исполнилось 18, он оформил опекунство над сестрой. Помню, он тогда часто отсутствовал, решал бюрократические проблемы с опекунством.
Был курсант из Ульяновска. Находил общий язык со всеми. Рассказывал про группировки городские и как на драки толпа на толпу ходили. Рубаха-парень, про таких говорят.
Вообще за 4,5 года учебы, каких-то сдружившихся коалиций не было. Всё зависело от среды обитания. Кто с кем попадал на практику, с тем и дружили. Потом всё менялось. Особых друзей ни у кого не было. Хотя, может я чего и не знаю.
Мы обращались друг к другу по прозвищам. Кличка, погоняло, погремуха – это не те слова которые я хочу употреблять.
Пэх, Пэпс, Мороз, Головка (Лиза), Вано, Леонсио, Шея, Шульц, Горелик (Горыныч), Джон, Спиря, Рузвельт, Мужик, Мадонна, Егор, Шестакович, Самосвал, Пахен… Вот немногие прозвища которые помню. Перед глазами лица всплыли. Прозвища не возникали в одномоментный щелчок. К кому то прилипали сразу от фамилии, а к кому то в течении учебы трансформировались из интересов или прочих каких то причин.
И никому не было дела то того, кто какой национальности. Молдаванин, Украинец, Армянин, Русский… Вообще не было разницы кто откуда. Просто дружили, учились, общались.
А тем временем шли дни, и мы подобрались к главному дню. День торжественного клятвенного обязательства. Он был в субботу. За неделю до этого дня, нам выдали парадно-выходные фланки. Фурнитуру для оборудования знаками отличия. Материал был конечно же очень качественный. Плотная и в то же время приятная на ощупь фланель темно-синяя. Новый гюйс. Брюки немного расклешенные к низу тоже из фланели, черные. Ширинки нет, есть клапан который по бокам пристегивался перед карманами. Курсовки и якоря. И тут опять начались паломничества от второкурсников. Они где то понабрали шитых курсовок при чем новых, и нам впаривали их по ценам которые были на грани «жалко-нужно». Потом мы узнали, курсе на втором, что такие курсовки шила портниха которая была в деревяшке. Они у нее покупали за рубль, нам впаривали за 2.


Такие якорьки нам выдали. Маленькие, невзрачные нового образца.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

А такие якоря были массивные, красивые, старого образца. Их уже нигде не купить. Может в каких военторгах, но вряд ли. Размер реальный.

Курсовка из резины сверху, и шитая курсовка из галлона. Только у нас шитая еще кантик имела по периметру.

Форму я очень любил, по этому не жалея денег покупал шитые курсовки и большие якоря.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Вот так это смотрелось в наборе. По линеечке всё подшивалось. От плеча до якоря 5 см. От якоря до края курсовки кажется 3 см. или 2. Не помню уже.
Напомню, что перед присягой нас муштровали перед отбоем на вечерней прогулке. А в крайнюю неделю даже иногда и вместо зарядки. Иногда после лекций вместо пары сампо тоже была муштра. Чеканили шаг, строй, шеренга, подход-отход. В общем кто служил тот всё это знает.
Строевой смотр всех курсантов устроили в пятницу после лекций. Первый курс освободили от нарядов и дежурств. На камбуз заступили второкурсники, и разумеется они злые были. Не все конечно, а только те кто влетел на эти дни.
После осмотра формы одежды, начальник училища к1р Горбунчиков опросил первокурсников на предмет жалоб. У нас конечно же нашлись задавальщики вопросов, но дежурные слова начальника «разберемся» были ответом на всё.
Так же нам выдали курсантские билеты. Это была красная корочка. Внутри фото с указанием личных данных, и главное самое… в нем было написано «форма флотская без погон». И вот это самое «без погон» нас спасало от патрулей в Питере. Позже расскажу как.
И еще нам выдали профсоюзные билеты, тоже немаловажная вещь против патрулей.
И вот конец сентября. Суббота. Подъём в 6.00. Зарядки не было. Сразу личная гигиена и приборка. До завтрака дали подготовиться, одеть парадную форму, белые ремни и белые перчатки и хромачи! О боже! ХРОМАЧИ!!! Эти ботинки нам показались как домашние мягкие тапочки после гадов/прогаров.
Завтрак был торжественный. На столах были белые скатерти, торжественная каша на торжественной воде. Не менее торжественный чай с торжественным хлебом и таким же маслом. Потом я узнал, что когда на столах скатерти, значит это праздник.
После завтрака нас еще немного помуштровали в парадной форме, типа привыкнуть к ботинкам, однако народ ходивший и маршировавший в гадах, надев хромачи, летал по плацу как балерины-бабочки. Даже еще лучше и четче. Вероятно сама атмосфера и настроение было такое торжественно-праздничное, что никто ногу не поменял и шаг не сбил. Мы были все разного роста. Впереди все высокие, сзади низкие. И передние со своим гуливерским шагом шли быстро, а задние не поспевали. По этому нас и муштровали, что бы каждый ставил ногу на асфальт в один момент со всеми. Так и научились передние не спешить а задние поспевать.
10.00. Открылись главные ворота ЛМК. Повалили родители, сестры, братья и гости. Сколько много девчонок красивых. Ещё бы, сам факт не красоты а именно молодости начинал будоражить гормоны. Нам ведь было по 16-18 лет всем, и природа разумеется в стороне не стояла. Да к тому же месяц взаперти сказался на этом. Что бы не быть пошлым, скажу проще. От девичьих накрашенных губок, стрелочек на глазках и запахов духов терялось сознание… а «подсознание» поднималось…
Старших курсов на присяге не было. Был только 1 курс. Офицеры и мичманы в белых рубашках, черных кителях и с кортиками. КРАСОТА!!!
Под звуки оркестра (при училище был свой оркестр из трех духовых и одного ударного, дедушки под 60 и старше), промаршировали и выстроились на плацу. Столики с текстом клятвы, курсантские билеты на столиках, списки, напротив гости и родители. Описывать сие таинство смысла не имеет, ничем не отличалось от войсковой. И вот к 12 часам дня закончилась читка, прошлись торжественным маршем по плацу мимо гостей и у подъезда по списку выдали всем увольнительные карточки. Местным до 7.00 понедельника, мне и другим иногородним до 00.00 часов этого дня. Родителей и гостей повели в столовую, в кубрики и по учебным корпусам, показывать наш быт. Я на обед не пошел, а решил сразу в увольнение.
Помню солнце жарило хоть и конец сентября был, как будто со мной радовалось этому праздничному дню. Я зашел в фотоателье, сделал пару снимком для своих домашних, и получив квитанцию пошел на вокзал к электричке. Это сейчас телефоном щелкнул, и тебе цветное фото одним тычком прилетело в любой конец планеты. А тогда черно-белые фото стоили раза в 3 дешевле цветных, и их надо было ждать несколько дней и приходить за ними в ателье.
Через час доехал до Балтийского вокзала… я охренел если честно. Полтора месяца назад я тут был. Серый вокзал, серые стены, закопченные окна. Теперь же по всему периметру друг на дружке ютились ларьки со всякой разноцветной хернёй. Когда успели так плотно засадить и засрать вокзальную территорию перед перронами? Как грибы после дождя повылазили. И всё непонятное, цветное в них продавалось, то ли конфеты, то ли игрушки. В общем от таких красок витринных цветов расползались глаза. Вот и первые последствия путча. Лари-ларьки-ларёчки-ларёчечки.
Обошел по периметру все ларьки, я накупил всякой разноцветной хрени в разных петушастых упаковках. Потом высыпал эту всю кучку на какой то уступок и начал разворачивать и пробовать, кушать, жевать. Представляю как на меня смотрели прохожие, как на папуаса с бусами наверно. Ну я же не видел столько всего никогда. У нас то что было то в бакалеях? Жвачки-пластинки да ириски с барбарисками. В общем откушав каждую хрень, я понял, что это жвачки либо карамельки но в других упаковках, но более душистые и сладкие.
Далее на метро доехал до Невского проспекта и гулял глядя в цветные витрины с разными рекламами. Иногда я видел своё отражение и сам себе улыбался. Я курсант! Я в морской форме! Я красавец! Потом дошел до Петропавловской крепости, и там фотограф завлекал на снимок. Мне он предложил за доп. оплату подняться на крышу где стояла и в полдень стреляла пушка. Сделал 2 снимка, взял 30 рублей, записал адрес куда прислать фото и я ушел. Скажете простофиля, простодыра, деньги отдал и гуляй. Нет ребята. В то время советский человек доверял советскому человеку. И знаете? Через полторы недели мне пришел плотный конверт с моими фото прямо в училище.


""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Вот эти фото. Я отдал деньги абсолютно незнакомому человеку под честное слово. При чем это был размер двух стипендий. И он не обманул. А попробуйте сейчас так сделать. Так что, то время было намного чище, светлее и честнее чем сейчас. И попробуйте меня разубедить.
Я гулял по Невскому, по набережной, у медного всадника, к Авроре сходил. Я даже есть не хотел, такие сильные у меня были впечатления. Я просто отдыхал от учебы и распорядка дня.
Часам к 9 вечера я снова сел на электричку и перед отбоем уже был в кубрике. Хотелось выть. Так сильно хотелось опять за забор, за КПП. На тумбочке стоял второкурсник. Он не был заносчивый. Это был курсант Иванов с 22й роты. Он немного поспрашивал меня про общие впечатления от ЛМК, про учебу и увал. Потом сказал что наше ЛМК называется в простой речи «дуркой». И так все и общались: «Ты в дурку или еще погуляешь? Нет, я в дурку» Потом были еще увольнения. Мы даже с судоводами второго курса встретились на вокзале. Они конечно же были немного с нарушением формы одежды. Галстуки (слюнявчик, сопливчик) не носили под бушлатами. Как революционные матросы выглядели. Специально показывая нам пример, приближались в таком виде к патрулям. А когда патруль пытался нас остановить, то они показывали что погон на них нет, хлопая себя по плечу, и патруль сразу уходил. Но то были патрули с Балтийского вокзала. Они то знали, что есть курсанты дурки и курсанты шмоньки (42-я школа ВМФ г. Кронштадт), с военно-морской формой и без погон. А раз погон нет, то и военные законы и уставы на нас не действуют.
Однажды находясь в другом районе Питера, мы так же напоролись на патруль. Но те были не в курсе погон. Они нас повели в комендатуру. Но там дежурный рассмотрев наши документы и увидев профсоюзные билеты, быстро понял, что званий у нас нет, погон нет, а профсоюзов нет у военных. Однако спросил, а почему бескозырки военные с ленточками ВМФ, а сами без погон? Вон речники тоже без погон но у них не бескозырки а мица (фуражка с козырьком). Но вопрос был чисто риторический. По нашим документам, мы получались гражданскими, а комендатура не имела права задерживать гражданских если это не военное время. В общем в увольнение я попадал регулярно, так как на троечки я всё таки учился.

Позже ещё опишу интересные случаи в увольнениях.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!