+1 RSS-лента RSS-лента

Блог Ровбут Михаила Олеговича

Автор блога: ЛМУ ВМФ
Все рубрики (45)
Геннадий Шапошников - Из истории войск НКВД СССР - "ПОДВИГ КУРСАНТОВ".
В 1941-м юные курсанты ВПУ НКВД героически защищали Ленинград.
------------------------------------------------------------------------------------------------

О С Е Н Ь Ю С О Р О К П Е Р В О Г О .


В августе 1941-го года, группировка немецко-фашистских войск прорвала фронт наших частей и вышла к Кингисеппскому шоссе. Захватчикам казалось - путь на Ленинград открыт.
Для прикрытия дальних подступов к городу на Неве навстречу врагу вышли курсанты Ново-Петергофского военно-политического училища войск НКВД СССР имени К.Е.Ворошилова. Это был один из срочно сформированных батальонов - 1-й курсантский под командованием майора Николая Шорина. Он состоял из воинов-пограничников, многим из которых не было и двадцати лет.
17-го августа курсанты заняли рубеж: Каськово - Русские Анташи - Шундорово - Черемыкино. Протяжённость участка обороны составила десять километров. К пограничникам примкнули отходившие под натиском противника отдельные бойцы да небольшие подразделения армейских и флотских частей. Временному воинскому формированию Военный совет Ленинградского фронта присвоил наименование - Полк ВПУ НКВД.
Ранним утром 19-го августа, вместе с кадровыми артиллеристами и народными ополченцами, курсанты-чекисты вступили в неравный бой с превосходящими силами врага. Сначала на наши позиции обрушился страшной силы миномётно-артиллерийский огонь, который длился больше часу, а затем, в атаку пошли немецкие танки и автоматчики. Их было много - сотни бронемашин и тысячи солдат, наступавших по всей линии обороны полка.
Мужественно сражались пограничники, ополченцы, красноармейцы и краснофлотцы, имевшие на вооружении только стрелковое оружие, гранаты да бутылки с горючей смесью. У артиллеристов не было орудий для борьбы с танками и пехотой врага - они громили немецкую бронетехнику из осадных гаубиц, стрелявших прямой наводкой.
"За Родину!", "За Сталина!", "За Ленинград!" - звучало над окопами полка НКВД. И поднимались в рост курсанты, увлекая в контратаку ополченцев, солдат и матросов. Шли в открытую, с винтовками наперевес, с примкнутыми штыками, заставляя атакующие цепи фашистов откатываться вспять...
Насмерть стояли защитники Кингисеппского шоссе - одного из главных направлений вражеского наступления. День за днём десятки атак противника отбивали воины полка. Это был удивительный коллективный подвиг людей, за спинами которых был город Ленина - Ленинград. Не отступили пограничники, и гитлеровские войска перешли к обороне...
В последние дни августа угрожающая обстановка сложилась на Копорском направлении. Сюда вместе с другими частями был отправлен и 1-й курсантский батальон. 30-го августа полк ВПУ НКВД был расформирован, а оставленные курсантами позиции заняла одна из дивизий Народного ополчения.
Пограничники приняли новый шестикилометровый рубеж обороны в полу-километре от посёлка Копорье. Вступив в бой с не ожидавшим нападения врагом, батальон освободил от противника территорию в тридцать квадратных километров между рекой Ламошкой и Копорьем. Курсанты выбили немцев из деревни Ирагоща и с северного берега Ламошки. Они остановили наступление вражеских войск, которым пришлось отходить под их ударами от Копорья, Ивановского, Заринской по шоссе на Ломаху.
В осенние дни 1941-го года батальон бросали с места на место. Большое и Малое Жабино, Ласуны, Петровицы, Лопухинка, Порожки, Коровино, Петровское, шоссе Копорье - Петергоф, деревня Новая под Гостилицами... Там, где создавалась опасная ситуация, линию обороны занимали курсанты-пограничники.
Самые нелёгкие, кровопролитные бои пришлось вести батальону, прикрывая дорогу на пригород Ленинграда - Ораниенбаум. Несколько суток поредевшие курсантские роты героически сражались на этом рубеже. В некоторых взводах оставалось по три человека...
Пятьдесят дней и ночей непрерывных боёв батальона стали примером массового самопожертвования, мужества и героизма советских людей во имя спасения социалистической Родины от фашизма. Жертвуя собой, пограничники дали возможность отходящим частям Красной Армии перегруппироваться и занять оборонительные позиции у стен Ленинграда...
Героически сражались и другие батальоны курсантов Ново-Петергофского училища войск НКВД. Всем немногим оставшимся в живых присвоили командно-политические звания. Они с честью выполняли воинский долг на Ленинградском и других фронтах Великой Отечественной войны. Некоторые с боями дошли до Берлина.
Пресс-служба "ИнтерПолисВести", город-герой Ленинград, город воинской славы Ломоносов.


- — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —
Геннадий Георгиевич Шапошников, отличник погранвойск КГБ СССР, старший офицер ВМФ России, 11.10.2021 г.
Из музыкально-поэтического наследия бывшего выпускника СВО ЛМУ ВМФ 1968 года, руководившего творческими коллективами Лен.вмб Балт.флота.
Нам было кем и чем гордиться, нам есть кем и чем гордиться, нам будет кем и чем гордиться.

Ранее, в Северо-Западном регионе страны размещалось немало авиационных частей и подразделений ВВС, ПВО и ВДВ СССР.
В небе над Ладожским озером тренировались, отрабатывая боевое мастерство и навыки пилотирования, лётчики Ленинградского ордена Ленина военного округа. И, по законам войскового товарищества, в случаях аварийного катапультирования, мёртвыми или живыми, их c воды поднимали на борта своих кораблей и катеров моряки гарнизона Лен.вмб Балт.флота «Бухта Владимировская», что дислоцировался на побережье Ладоги-моря в непосредственной близости от острова Коневец...
Ныне, над ладожской акваторией совершенствуют мастерство высшего пилотажа воины-авиаторы Западного военного округа МО России.

Из поэтической тетради Геннадия Георгиевича Шапошникова.

«РОМАНТИКИ ЗВЁЗДНЫХ ДОРОГ»

Мы помним тебя, наш Юра Гагарин,
И помним, кого ты повёл за собой.
Героем ты был, но не был тщеславен -
Мы любим тебя и гордимся тобой...

О тайнах Вселенной мечтали извечно,
Ты первым «поехал», ты был молодым.
И в памяти нашей остался навечно -
Весёлым, задорным и очень простым...

Геннадий Георгиевич Шапошников,
бывший офицер Выборгского учебного
отряда Авиации ВМФ СССР — в/ч 95109,
(1984-1987).

«РОМАНТИКИ ЗВЁЗДНЫХ ДОРОГ»

Мы готовим в полёт самолёты
В мировом океане летать,
Покорять сверхбольшие высоты
И на страже Отчизны стоять.

У пилотов — нелёгкая служба,
Но не будем судьбу мы ругать.
Не сравнится ни с чем наша дружба,
Не изменит, не сможет предать.

Днём и ночью — полёты, полёты.
Не боимся мы частых тревог.
Стали домом для нас самолёты,
Мы — романтики звёздных дорог.

По тревогам готовы пилоты
За секунды уйти в вышину.
И на стартах стоят самолёты —
Берегут от беды тишину…

Из полётов вернёмся живыми,
Да по «взлётке» пройдём в сотый раз.
И девчата нас любят такими,
Наши жёны гордятся за нас.


Геннадий Георгиевич Шапошников,
бывший офицер Выборгского учебного
отряда Авиации ВМФ СССР — в/ч 95109,
(1984-1987).
- — — — — — — — — — — — — — — — — —


Капитан 3-го ранга Шапошников Г.Г. служил на Ладоге дивизионным штурманом военно-морского гарнизона «Бухта Владимировская» (1968-1978). И, как лучший дивизионный штурман советского флота, был поощрён министром обороны СССР досрочным присвоением очередного офицерского звания.
— — — — — — — — — — — — — — — — — -

Капитан 3-го ранга Шапошников Г.Г., в прошлом, отличник погранвойск КГБ СССР и военкор ИТАР-ТАСС, лауреат Всесоюзного фестиваля народного творчества, поэт, композитор и журналист, руководивший матросскими ансамблями «Ладожане» (1968-1978) и «Волна» (1982-1984), ныне, старший офицер ВМФ России Геннадий Георгиевич Шапошников, ветеран Лен.вмб Балт.флота (в/ч 45618).
- — — — — — — — — — — — — — — — — —

Ранее, Лен.ВО — Ленинградский ордена Ленина военный округ, ныне, ЗВО — Западный военный округ.
Лен.вмб Балт.флота — Краснознамённая Ленинградская военно-морская база Дважды Краснознамённого Балтийского флота (в/ч 45618, ранее — в Ленинграде, ныне — в Кронштадте).
ЛМУ ВМФ 0 Нет комментариев
8-го сентября 2021 года — 80-я годовщина со дня начала ленинградской блокады!
Светлой памяти павших на войне в боях за нашу советскую Родину в 1941-1945 г.г.!

Из поэтической тетради Геннадия Георгиевича Шапошникова.

. . . . . 22 июня 1941 года . . . . .

Этот день мы запомним навечно,
Нам его не забыть никогда.
Наша жизнь, словно миг, быстротечна.
Будем помнить героев всегда.

Будем помнить за Родину павших,
Всех погибших в неравном бою,
Нас с тобой от врагов защищавших,
Отстоявших Отчизну свою.

За танкистов поднимем стаканы,
Что сгорели на Курской Дуге,
За пилотов, что шли на тараны,
За матросов, лежащих на дне.

Не забудем разведчиков наших,
Кто сражался во вражьем тылу,
Партизан и мальчишек отважных,
Заслонивших собою страну.

Пограничников всех поимённо
Мы запомнить должны навсегда.
Отбивались они исступлённо —
Был приказ им: «Ни шагу назад!».

Не забудем атаки штрафбатов,
Что с винтовками шли на врага,
Без погон, наград, автоматов,
Но с отчаянным криком: «Ура!».

Артиллеристам поклонимся низко,
Что из пушек громили врага,
Санитарам, сапёрам, чекистам,…
Благодарна им ныне страна!

Будем помнить за Родину павших —
Командиров, матросов, стрелков,
Жизнь свою за Победу отдавших,
Флотских юнг и сынов всех полков.

Будем помнить героев мы вечно,
Будем чтить их во все времена.
Взять в полон Русь пытались извечно,
Но врагам не сдавалась она!…

. . . . . . . НАШЕ ЗНАМЯ . . . . . . . . . . . . . . . (Клятва курсантов)

Замер строй — все вниманье на Знамя,
Лишь шаги знаменосцев слышны.
Гордо стяг проплывает над нами —
Славный символ великой страны.

Мы стоим, в этот миг вспоминая,
За Победу погибших в бою,
И сейчас стягу честь отдавая,
Чтим Отчизну родную свою.

Мы гордимся Российской Державой,
И гордимся народом своим,
Дорожим мы отцовскою славой —
Красным Знаменем нашим святым.

Будем помнить за Родину павших,
Командиров, матросов, стрелков, (Командиров, матросов, бойцов,)
На фронтах и в морях воевавших,
Флотских юнг и сынов всех полков. (Партизан и мальчишек-юнцов.) (Партизанских мальчишек-юнцов.)

Будем честно служить мы народу,
Будем воинской клятве верны, (Будем клятве курсантов верны.)
Честь и слава Армии, Флоту,
Вооружённым Силам страны!…

Мы идём — впереди наше Знамя,
Символ ратных и мирных побед.
Мы уверены — Правда за нами,
Защищаем Отчизну от бед!… (Защищать нам Отчизну от бед!...)

Геннадий Георгиевич Шапошников — сын ветеранов войны и труда: ленинградки-блокадницы Татьяны Николаевны Шапошниковой и отца-фронтовика Георгия Васильевича Шапошникова, в прошлом, лучший дивизионный штурман советского флота, отличник погранвойск КГБ СССР и военкор ИТАР-ТАСС, лауреат Всесоюзного фестиваля народного творчества, поэт, композитор и журналист, руководивший матросскими ансамблями «Волна» и «Ладожане», ныне, старший офицер ВМФ России, ветеран Лен.вмб Балт.флота (в/ч 45618).
ЛМУ ВМФ 0 Нет комментариев
Из творческого наследия выпускника СВО ЛМУ ВМФ 1968 года, ленинградского композитора и поэта-песенника Геннадия Георгиевича Шапошникова, ныне, старшего офицера ВМФ России, ветерана Лен.вмб Балт.флота (в/ч 45618).
В прошлом, капитан 3-го ранга Шапошников Г.Г. — лучший дивизионный штурман советского флота, отличник погранвойск КГБ СССР и военкор ИТАР-ТАСС, лауреат Всесоюзного фестиваля народного творчества, поэт, композитор и журналист, руководивший матросскими ансамблями «Волна» и «Ладожане».

П е с н я - б а л л а д а " П Л О Щ А Д Ь П А М Я Т И " .

Музыка Геннадия Георгиевича Шапошникова (Ленинград),
слова Валентины Григорьевны Сааковой (город Сочи),
муз.обработка Вадима Владимировича Серёжникова (Москва).
Дата и место рождения песни — 9 мая 1968 года, город-герой Керчь.
С полным нотным клавиром, опубликована всесоюзным журналом ЦК ВЛКСМ «СМЕНА» (№ 12, от 12.06.1973 г., стр.8.), в Интернете — есть!
Сдержанно.

1. Площадь памяти, площадь памяти,
Здесь нам память стучит в виски.
К серым камням приходят матери,
Поседевшие от тоски.

П р и п е в :

А над ними стоят безмолвные,
Отпечатаны в синеве,
Как застывшие похоронные,
Обелиски в честь сыновей.
2. Площадь памяти, площадь памяти,
На ресницах слёзы дрожат.
Как три вскрика, на сером камне
Три гвоздики красных лежат.

П р и п е в :

А над ними стоят безмолвные,
Отпечатаны в синеве,
Как застывшие похоронные,
Обелиски в честь сыновей.
3. Площадь памяти, площадь памяти,
Как по городу ни кружу,
В рань весеннюю, зимней замятью,
На поклон к тебе прихожу.

П р и п е в :

И стоят надо мной колоннами,
Отпечатаны в синеве,
Как застывшие похоронные,
Обелиски в честь сыновей.
4. Площадь памяти, площадь памяти,
Тёмной ночью и ясным днём
Будоражь ты людскую память
Негасимым своим огнём.

П р и п е в :

И над нами стоят колонными,
Отпечатаны в синеве,
Как застывшие похоронные,
Обелиски в честь сыновей.
- — — — — — — — — — — — — — —
3. В рань весеннюю, зимней замятью,
Как по городу ни кружу,
Обязательно, площадь памяти,
На поклон к тебе прихожу.

П р и п е в :

И стоят надо мной колоннами,
Отпечатаны в синеве,
Как застывшие похоронные,
Обелиски в честь сыновей.
= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =


"КРАСНОФЛОТЦЫ МОРСКОЙ ПЕХОТЫ".

Музыка и слова Геннадия Георгиевича Шапошникова,
муз.обработка Владислава Васильевича Кравченко.
В темпе марша.

1. В трудный час Отчизна отзывала
С кораблей военных моряков,
На фронты, в окопы посылала
Отбивать нашествия врагов.

П р и п е в :

Краснофлотцы морской пехоты,
Вас недаром боялись враги,
Вы в открытую шли на дзоты,
Погибали, но всё же шли.
2. В Сталинграде яростно сражались,
Бились насмерть под родной Москвой,
И под танками себя взрывали,
Защищая Севастополь свой.

П р и п е в .

3. Расстегнув бушлаты нараспашку,
Бескозырки сдвинув набекрень,
В рукопашную бросались схватку,
Но живыми не сдавались в плен.

П р и п е в .

4. За Полярным Кругом воевали, (На Дону и Волге воевали,)
В Вене, на дунайских берегах.
"Чёрной смертью" вас фашисты звали,
У друзей остались вы в сердцах.

П р и п е в :

Краснофлотцы морской пехоты,
Вас недаром боялись враги,
Вы с боями прошли пол-Европы
И с Победой в Берлин вошли.
= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =

"МЫ ВЕРНУЛИСЬ ДОМОЙ".

Музыка Раиля Сафарова,
слова Геннадия Шапошникова.
Сдержанно.

1. Туман стоит над тёмною водой,
Звучат судов тревожные сигналы.
Вернулись из похода мы домой,
А злой туман закрыл от нас причалы.
2. Немало миль осталось за кормой,
Разлукой океаны нас пытали.
И было трудно в стороне чужой -
О встрече с милой Родиной мечтали.
3. Радист с надеждой слушает эфир,
Всё время ловит базы позывные.
Закрыл туман от нас желанный мир,
Любимы мир, где ждут давно родные.
4. Локатор ищет вход в знакомый порт,
Причалов близких видит очертанье,
Но нам "добро" брандвахта не даёт -
Стоять на рейде надо в ожиданье...
5. Туман стоит над тёмною водой,
Звучат судов тревожные сигналы.
Вернулись из похода мы домой,
И ждут нас с нетерпением причалы.
= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =

. . . . " З Л О Й Т У М А Н " . . . .

Музыка Вадима Владимировича Серёжникова,
слова Геннадия Георгиевича Шапошникова.
Плавно, неторопливо.

1. Туман стоит над тёмною водой,
Звучат судов тревожные сигналы.
Вернулись мы из плаванья домой,
А злой туман закрыл от нас причалы.
2. Немало миль осталось за кормой,
Разлукой океаны нас пытали.
И было трудно в стороне чужой -
О встрече с милой Родиной мечтали.
3. Радист с надеждой слушает эфир,
Всё время ловит порта позывные.
Закрыл туман от нас желанный мир,
Любимый мир, где ждут давно родные.
4. Локатор ищет вход в знакомый порт.
Причалов близких видит очертанье,
Но нам "добро" диспетчер не даёт -
Стоять на рейде надо в ожиданье...
5. Туман стоит над тёмною водой,
Звучат судов тревожные сигналы.
Вернулись мы из дальних стран домой,
И ждут нас с нетерпением причалы.

= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =
" Ж Д И У П Р И Ч А Л А "

Музыка Владислава Кравченко,
Слова Геннадия Шапошникова.
Подвижно.

Помню, как мы прощались,
Пели "Славянку" трубы,
Крепко с тобой обнялись,
Пряча от ветра губы.

П р и п е в :

Нет, не забуду в море,
Слова, что ты сказала.
К тебе вернусь я вскоре,
Жди только у причала.
Любишь - ты мне сказала,
Скромно потупив очи.
Ждать меня обещала
Долгие дни и ночи.

П р и п е в .

В море - ветра крепчают,
Чайки кричат в просторе.
Волны корабль качают -
Службу несём в дозоре.

П р и п е в .

Будет штормить неделю,
Может быть, целый месяц,
Но я вернусь на землю -
Снова мы будем вместе.

П р и п е в .
= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =

" Б У Д Е М П О М Н И Т Ь Ф Л О Т "

Музыка и слова Геннадия Шапошникова.
В темпе марша.

1. Настанет день, наступит час,
Отслужим срок - уйдём в запас.
Сойдём на берег с кораблей,
Оставив верных там друзей.

П р и п е в :

Мы будем помнить годы службы,
Краснознамённый Балтийский флот, (Краснознамённый военный флот,)
И узы той матросской дружбы,
Что крепла с нами из года в год.
2. Немало миль - прошли в морях,
Не раз бывали - в злых штормах.
Чтоб люди мирно жить могли,
Мы службу ратную несли.

П р и п е в .

3. А если враг придёт с войной,
Нарушит мирный наш покой,
Мы как один, вновь встанем в строй,
Пойдём за Родину на бой.

П р и п е в .

= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =

Автор-создатель музыкально-поэтических произведений, капитан 3-го ранга Шапошников Г.Г., в прошлом, лучший дивизионный штурман советского флота, отличник погранвойск КГБ СССР и военкор ИТАР-ТАСС, лауреат Всесоюзного фестиваля народного творчества, поэт, композитор и журналист, руководивший матросскими ансамблями «Волна» и «Ладожане», ныне, старший офицер ВМФ России, ветеран Лен.вмб Балт.флота (город-герой Ленинград, город воинской славы Кронштадт, в/ч 45618).
ЛМУ ВМФ 0 12 комментариев
Из архива матросского ансамбля «Ладожане» гарнизона Лен.вмб Балт.флота «Бухта Владимировская» (1968-1978).
. " П Л О Щ А Д Ь П А М Я Т И " . . . . . . . . . . . . . . . «ПЛОЩАДЬ ПАМЯТИ» (Музыка Г. Шапошникова, слова В. Сааковой)

Стихи Валентины Григорьевны Сааковой (г. Сочи):
Площадь памяти, площадь памяти,
На ресницах слёзы дрожат.
Как три вскрика, на сером камне
Три гвоздики красных лежат.
Площадь памяти, площадь памяти,
Это память стучит в виски.
К серым камням приходят матери,
Поседевшие от тоски.
А над ними стоят колоннами,
Отпечатаны в синеве,
Как застывшие похоронные,
Обелиски в честь сыновей.
Площадь памяти, площадь памяти,
Тёмной ночью и ясным днём
Будоражь ты людскую память
Негасимым своим огнём.
В рань весеннюю, зимней замятью,
Как по городу ни кружу,
Обязательно, площадь памяти,
На поклон к тебе прихожу.

* В День Победы, 9 мая 1968 года, в городе-герое Керчь, на открытии памятника павшим воинам-авиаторам 230-й штурмовой авиационной дивизии, жена фронтового лётчика и мать военного лётчика, поэтесса Валентина Григорьевна Саакова (13.07.1922 - 09.10.2006), посвятила погибшим однополчанам свои стихи "Площадь памяти", на которые в ансамбле Лен.вмб Балт.флота "Ладожане" создали одноименную песню-балладу "ПЛОЩАДЬ ПАМЯТИ" (Музыка Г. Шапошникова, слова В. Сааковой).
Стихи были опубликованы издательством ПРАВДА во всесоюзном журнале "ОГОНЁК" (№ 10, от 07.03.1970 г., стр.12.), а песня - с полным нотным клавиром, во всесоюзном журнале ЦК ВЛКСМ "СМЕНА" (№ 12, от 12.06.1973 г., стр.8.), также, стихи и песня публиковались многими другими периодическими изданиями СССР, в Интернете - есть!…

* 230-я штурмовая авиа.дивизия принимала участие в освобождении советской Белоруссии, но самые большие потери личного состава и боевой техники 230-я ШАД понесла в ходе кровопролитных боёв за Крым.


. " Р А Н Ы С Е Р Д Ц А " . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . «ПОМНИ ВОЙНУ» (Музыка Г. Шапошникова, слова М. Петрова)

Стихи Михаила Ивановича Петрова (г. Новая Ладога):
Есть раны сердца, что не заживают.
Они тревожат и лишают сна.
Я вижу землю, залитую кровью.
Год сорок первый, Город Брест. Война.
Овеяны свинцовою пургою,
Храня мечты заветные свои, (Забыв мечты заветные свои,)
Шли на врага и гибли, как герои,
Ровесники, товарищи мои.
Их помыслы и души были чисты,
К добру и счастью устремлялся взгляд.
И вот их нет. И только обелиски,
Как о живых, о них нам говорят.
Их голос время заглушить не может,
Его я слышу, он звучит во мне,
Бессмертный голос гневный и тревожный:
"Живущий ныне, помни о войне!"
И в этот день, склонясь под алым стягом, (И в этот день, в строю под алым стягом,)
В торжественной, но грозной тишине,
Как воинскую клятву, как присягу,
Мы повторяем: "Помни о войне!"
И эту клятву, мы тому порукой,
Чтоб ранам сердца больше не болеть,
Передадим и сыновьям, и внукам,
И всем живущим ныне на Земле.


* Поэт-фронтовик, офицер-артиллерист Петров М.И., 22 июня 1941 года был в Бресте, жил — г. Новая Ладога.
* Дивизионный штурман, капитан 3-го ранга Шапошников Г.Г., руководил ВИА «Ладожане» (1968-1978).
* Стихи и песни «ладожан» есть в библиотеке Ансамбля КЧФ, где зав.библ. Зотов В.А., его e-mail: ztviktor@mail.ru
ЛМУ ВМФ 0 Нет комментариев
Прощание с псковским писателем Александром Бологовым состоится 19 июня 2019 в БКЗ филармонии
Прощание с известным псковским писателем Александром Бологовым состоится 19 июня в Пскове. Об этом Псковской Ленте Новостей сообщили в псковском отделении Союза писателей России.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Гражданская панихида пройдет в среду в 11.00 в холле Большого концертного зала Псковской областной филармонии (Псков, ул. Некрасова, 24).

Отпевание писателя будет проведено в 12.00 в храме Воскресения Христова в Орлецах.

Напомним, Александр Бологов скончался 17 июня на 87-ом году жизни после продолжительной болезни. Прощание с писателем и похороны состоятся в среду, 19 июня, в Пскове. Время и место уточняются.

Александр Александрович Бологов родился 7 сентября 1932 года в городе Орле в многодетной семье железнодорожных рабочих. В 1949 году окончил школу юнг Балтийского флота в Риге, в 1955 году - судомеханическое отделение Ломоносовского мореходного училища, в 1961 году заочно окончил филологический факультет Ленинградского государственного университета. Приехал в Псков в 1963 году, работал учителем литературы и черчения в школе № 8, затем старшим редактором в Псковском отделении «Лениздата».

В 1973 году принят в Союз писателей СССР. 25 лет избирался председателем Псковского регионального отделения Союза писателей России.

Является составителем сборников «Устье» (1981 г.), «Синева берегов» (1982, 1983 гг.), «Звенья» (1988 г.), «Вчера и сегодня. ХХ век. Антология псковской литературы» (2001), «Скобари» (2002, 2003) и других.

В 1983 году за книгу «Последний запах сосны» получил премию Союза писателей РСФСР «За достижения в прозе». В 1995 году - премию Администрации области за роман «Слепые крылья мельницы». В 2006 году - премию В. М. Шукшина - конкурса «Светлые души» (короткий рассказ).
Шахматная партия длиною в жизнь
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

А. М. Николаев (справа) за шахматной доской.

О людях увлеченных

…Стояла ненастная погода. Зимний морозный ветер безжалостно забирался под теплые куртки и шубы, и прохожие, сопротивляясь стуже, лишь поплотнее натягивали на руки перчатки и еще сильнее старались замотать шарфы.

Опираясь на палочку и осторожно выверяя каждый шаг, чтобы не наступить на лед, Анатолий Михайлович Николаев, несмотря на непогоду, уверенно продолжал свой путь. Разве его, «морского волка», не понаслышке знакомого с мощными штормами и бурями, мог остановить этот зимний пронизывающий ветер?! Тем более, что предстояла поездка в составе команды киржачских шахматистов на соревнования в Кольчугино. И ради своей любимой игры, которая стала неотъемлемой частью его жизни, он мог многое перетерпеть.

А все началось в детстве, когда близкий друг стал заниматься шахматами и приохотил к игре Анатолия, которому в 1950 году шел двенадцатый год. С тех пор самым любимым занятием у ребят было, склонившись над доской, разыгрывать шахматные партии, учиться просчитывать свои действия на несколько ходов вперед, анализировать ту или иную шахматную партию, решать шахматные этюды. Необходимой литературы, откуда можно почерпнуть теоретические знания, тогда было очень мало, так что приходилось ребятам познавать секреты мастерства на практике.

Анатолий стал ходить в шахматный кружок в Орловском Доме пионеров, куда приезжали опытные мастера, которые давали юным шахматистам сеансы одновременной игры, охотно делились своим опытом. И постепенно, шаг за шагом, как пешка, передвигающаяся с черной клетки на белую, паренек стал достигать все лучших результатов, одерживая победы в различных соревнованиях среди своих сверстников.

А. Николаев участвовал в зональных соревнованиях по шахматам среди юношей, проходивших в Новгороде, где показывал очень неплохие результаты. Росло мастерство, а вместе с ним — любовь к этой, пожалуй, самой интеллектуальной игре.

И вот позади восьмой класс. Куда идти дальше? И почему-то очень потянуло к морю, которого до этого «вживую» не видел ни разу. Юноша представлял себя стоящим на корабле, с лицом, мокрым от морских брызг. Водная стихия притягивала, было в ней нечто завораживающее, таинственное, как и в любимой игре, где шахматные фигуры на доске жили своей особой жизнью, «строя» такие заговоры и интриги, что как тут не вспомнить строчки из рубаи великого поэта востока Омара Хайяма: «Я мир сравнил бы с шахматной доскойА…»?!

И когда друг потянул за собой Анатолия ехать поступать в Мурманскую мореходную школу, он долго не раздумывал. И вот ведь ирония судьбы: друг не поступил, а А. Николаев стал учиться по специальности «судоводитель» (штурман). После окончания он стал специалистом рядового плавсостава (матрос, рулевой, сигнальщик). Здесь же, в Мурманске, А. Николаев сдал вступительные экзамены в Ломоносовское мореходное училище, окончив которое, он получил в 1965 году направление на Северный флот, на пароход «Тулома», входивший с состав Вспомогательного флота ВМФ, сразу став вторым (грузовым) помощником, отвечающим за погрузку.

Уходили в рейс на 2-3 месяца. Работа на Севере — дело нелегкое. Здесь слабаков нет. Морякам приходилось выдерживать и безумные в своей ярости штормы, и пронизывающий до костей обжигающий ветер, но как бы ни было трудно, груз надо было доставить точно по назначению, в срок. Пароход обеспечивал всеми видами довольствия население восточного побережья Баренцева моря вплоть до Белого.

В лице капитана Анатолий Михайлович встретил настоящего фаната шахмат, с которым они садились играть в любимую игру, лишь только выдастся свободная минутка.

«Михалка! — раздавался зычный голос капитана (так он любил называть своего молодого помощника). — Айда за шахматы». В большинстве случаев он проигрывал, но каждый раз садился за шахматную доску с неизменным желанием взять у А. М. Николаева реванш. За окном иллюминатора бушевали в яростном бессилии огромные волны, а на шахматной доске развертывалось настоящее сражение с атаками и отходами, с захватом пленных и хитроумными ловушками.

Раздумывая над тем или иным ходом, неспешно разбираясь в хитросплетениях шахматных фигур, Анатолий Михайлович невольно развивал в себе такие качества, как выдержанность, умение сосредоточиться, сконцентрироваться на чем-то самом важном.

В 1959 году его призвали в армию. Начальство, узнав, что А. Николаев играет в шахматы, вызвало его к себе и спросило, сможет ли он собрать команду шахматистов и выставить ее от Вспомогательного флота. Анатолий ответил утвердительно, искал шахматистов по другим пароходам, и вскоре команда заняла на соревнованиях в Мурманске первое место.

Начав свой путь в шахматах с третьего юношеского разряда, в 1965 году он уже стал кандидатом в мастера спорта среди взрослых.

В 1975 году капитан «Туломы», который перешел теперь уже капитаном на кабелеукладчик «Яна», комплектовал команду и позвал Анатолия Михайловича к себе, прекрасно зная и высоко ценя его деловые и человеческие качества. Вместе они проработали 20 лет, по 10 лет на каждом корабле. «Яна» прокладывал кабель из Мурманска на Новую Землю, выполняя правительственное задание.

В 1975 и в 1977 годах судно по полгода стояло на ремонте в Финляндии. И вот один из финских любителей шахмат случайно узнал, что на «Яне» есть А. М. Николаев, который играет в эту игру. Они сыграли несколько партий, которые Анатолий Михайлович легко выиграл, и финский шахматист через переводчика пригласил его принять участие в соревнованиях. До сих пор бережно хранит А. М. Николаев пожелтевшую от времени вырезку статьи из финской газеты, где написано, что он стал победителем соревнований, заняв 1-е место. Также ему была вручена ваза с олимпийской символикой. Анатолию Михайловичу предложили тренировать финских шахматистов. Во время занятий А. М. Николаев разбирал с ними шахматные этюды, анализировал шахматные диаграммы, изучал шахматную тактику.

Сам он на протяжении всей жизни занимался изучением шахматной науки — иначе не скажешь! И теперь по-доброму завидует нынешним молодым шахматистам, у которых нет недостатка во всевозможной литературе по данному вопросу.

В 2002 году А. М. Николаев по состоянию здоровья был вынужден оставить работу на Северном флоте, и они вместе с супругой, уроженкой Киржача, уехали на ее малую родину.

С первых же дней Анатолий Михайлович влился в ряды киржачских шахматистов, принимая участие в самых разных соревнованиях, как домашних, так и выездных. Несмотря на больные ноги и солидный возраст (в будущем году Анатолий Михайлович отметит свое 80-летие), он охотно едет в составе киржачской шахматной команды в Покров, Кольчугино, Петушки, Александров…

Будучи чемпионом по шахматам городов Орел, Мурманск, А. М. Николаев продолжил победную серию и на владимирской земле. Он стал чемпионом Владимирской области среди ветеранов, победителем и призером других соревнований. Анатолий Михайлович охотно делится секретами своего мастерства с начинающими юными шахматистами.

Редкий день, когда А. М. Николаев не заглянет в шахматный клуб, объединяющий людей самых разных возрастов, которые не мыслят свою жизнь без любимой игры. Так детское увлечение переросло у Анатолия Михайловича в шахматную партию длиной во всю жизнь.
Анатолий Михайлович Максимов - капитан I ранга Военно-морского флота СССР
Анатолий Михайлович Максимов (28 октября 1929 — 10 января 1991),

Капитан I ранга ВМФ России в отставке (на фото ниже - крайний справа).

Мой родной дедушка по материнской линии, родился в селе Назарово, Абатском районе Тюменской области РСФСР. Отец умер, когда он был совсем маленьким, воспитывался матерью и отчимом. Отчим его не любил, не верил в его интеллектуальные возможности и способности, всячески издевался над ним, не думал, что из него выйдет достойный человек, был против получения им какого-либо качественного серьёзного образования.

Когда ему было 16 лет, он уехал во Владивосток, куда пошёл учиться на подготовительные курсы, чтобы получить возможность поступить в мореходное училище в Ленинграде.

Затем после окончания курсов он сел на поезд до Ленинграда и ехал под вагонами четверо суток в ящиках голодный, без копейки денег в кармане. Некоторое время ушло на то, чтобы освоиться на новом месте. Вскоре он успешно сдал экзамены и поступил в Высшее военно-морское училище связи имени А. С. Попова (ВВМУС) в Петродворце (по другим сведениям в Гатчине).

Тогда же, около 1950 года, познакомился с моей бабушкой, Таисией Дмитриевной Яковлевой, которая после свадьбы родила трёх дочек, в том числе и мою маму в 1962 году).

После окончания училища получил должность командира БЧ-4. это боевая часть связи, предназначена для обеспечения корабля бесперебойной внешней связью с командованием, взаимодействующими кораблями и частями, для приёма оповещения и передачи донесений, служил на военных кораблях вблизи Лиепаи, Таллина, потом был переведён в город Ломоносов старшим офицером в морскую воинскую часть.

Затем последовала командировка в Египет, во время которой он служил военным иностранным советником и военным инструктором при Египетской армии во время Ближневосточного конфликта 1967-1973, во время которого Израиль захватил у Египта весь Синайский полуостров и Сектор Газы.

Там он пробыл три года и вернулся в Ленинград в штаб Военно-Морского флота, где стал заместителем начальника по военно-морской подготовке Ломоносовского военного училища, считавшегося элитным военно-морским учебным заведением в Советском Союзе, готовящих специалистов для нужд советского флота.

Почему-то никакой информации о нём нет в Интернете, даже на сайте учебного заведения, в котором он преподавал столько лет.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Вечная память!
Вспоминая Евгения Маймина
Всё только что сказанное — лишь внешняя, протокольная характеристика человека, который сам внешность и протокол страшно не любил. Посвятив всю свою жизнь изучению русской классической литературы, учёным себя никогда не называл, — но лишь хорошим читателем (сейчас бы сказали — “смысловиком”), и превыше всего всегда ставил преподавание: как возможность живого общения с учениками, возможность смотреть людям в глаза. Его ещё при жизни многие называли Учителем с большой буквы.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Увы, мы не можем уже посмотреть в его глаза, о которых многие, кто его знал, говорили, что они всегда “ровно светились добротой, вниманием к собеседнику” — и были всегда “чуть печальны”. Предоставим слово знавшим его.

“Женя Маймин. Человек, воплотивший в себе лучшие черты российского интеллигента в самом высоком смысле этого слова. Начало нашей дружбы было положено в далёком 1939 году, когда мы, только окончившие школу и поступившие на исторический факультет Ленинградского университета, были призваны по новому Закону о всеобщей воинской обязанности на военную службу <…> Начался так называемый освободительный поход. Мы тогда не знали, что эта акция проводится в соответствии с секретным Дополнительным протоколом к Договору о ненападении между СССР и Германией от 23 августа 1939 г.”.
C группой университетских призывников из 26 человек Е.А. Маймин в 1939 году был отправлен для военной подготовки в Рязань.
“Скромный, очень застенчивый Женя Маймин, мечтавший об изучении истории, литературы, восхищавшийся произведениями искусства, порой никак не мог понять, чего от него хочет командир отделения Абдарахимов, плохо говоривший по-русски казах с двумя классами начальной школы, заявлявший, что «для того, чтобы заправлять шинеля, не надо образование кончить…»” (Из воспоминаний “однополчан” — И.А. Реформатского и В.К. Фураева.)

В 1941–1942 годах Е.Маймин служит командиром зенитного орудия 54-й танковой бригады на Южном фронте. Когда в середине 1970-х его будут принимать в Союз писателей, то кто-то из комиссии воскликнет: “Да это же смертник!”
“Командир орудия комсомолец-сержант Е.Маймин вёл непрерывный бой с пикирующими самолётами врага под непрерывным огнём артиллерии и автоматов. Под ураганным огнём он заменил санитара и спас жизнь восьми бойцам, вынеся их с поля боя”.
(Из газеты Южного фронта «Красный кавалерист на фронте». Впоследствии Е.А. Маймин утверждал, что вынес с поля всего одного бойца. Но и это было трудно, почти невозможно. В незаметном героизме и состояла для него правда войны, которую он так ценил у Л.Н. Толстого.) Получив в августе 1944 года четвёртое по счёту тяжёлое ранение в ногу, он был демобилизован как инвалид Отечественной войны. В 1945 году он восстанавливается в Ленинградский университет, на этот раз — на филологический факультет.
“13 декабря 1948 года Женя читает свой доклад «Проблема добра и зла у Лермонтова». Чуть взволнованно, но уверенно. Уверенность эта хорошая — он просто уверен в своих силах. Эйхенбаум внимательно слушает. Доклад был блестящий. Так сказал и Борис Михайлович.
1 октября 1950 года. По большому счёту, у нас только два талантливых кандидата в аспирантуру: Юра Лотман и Женя Маймин” (Из студенческого дневника В.И. Базановой).

1950–1957. Ломоносовское мореходное училище, Выборгский педагогический институт.
“Литературный кружок в Мореходном училище <…> Нелегко определить пути влияния на нас, курсантов, молодого словесника, однако суть и результаты его, недолгого по времени, можно понять хотя бы по тому, что трое из выпускников Ломоносовки, в том числе поэт Николай Беседин и прозаик Борис Романов — стали профессиональными писателями” (Из воспоминаний писателя А.А. Бологова).
“В 1955 году в Выборгском пединституте появился новый преподаватель. Он вёл сначала на нашем курсе практические занятия по русскому языку и семинар по стилистике. Среди тогдашней рутины и однообразия, казёнщины и скуки появился человек, поражающий редким, поэтическим чувством слова” (Из воспоминаний преподавателя кафедры русской литературы Псковского педагогического института Э.В. Слининой).
В 1957 году Выборгский институт сливают с Псковским педагогическим институтом. Е.А. Маймин оказывается в Пскове, чужом городе, который станет для него — навсегда — родным и с которым будут связаны основные его творческие свершения.
“Ты любил «угощать» друзей Псковом. Помню — как ты устроил мне пиршество — обход псковских храмов…” (Из воспоминаний однокурсника М.Г. Качурина). “С 1966 по 1973 год я участвовал в четырёх пушкинских конференциях, ставших благодаря руководству Е.А. Маймина весьма значительными и авторитетными научными собраниями. В них участвовали многие видные учёные — В.В. Пугачёв, В.Д. Левин, А.Б. Ботникова, А.П. Чудаков, Н.И. Михайлова, Ю.М. Лотман. <…> Нельзя обойти вниманием и целую серию пушкинских сборников, с 1962 года регулярно издаваемых Псковским институтом. В их редколлегию почти неизменно входил, часто в роли ответственного редактора, Евгений Александрович, и не будет преувеличением сказать, что именно ему они обязаны своим существованием. На страницах псковских сборников появилось немало значительных исследований; помимо работ самого Е.А., следует упомянуть, например, статьи Ю.М. Лотмана, Ю.Н. Чумакова, как пушкинисты дебютировали в них Г.В. Краснов и Л.И. Вольперт” (Из воспоминаний Л.С. Сидякова). “Вообще между Тарту и Псковом установились отношения не совсем обычные, редкая научная близость: кафедралы «взаимно» участвовали в конференциях, «взаимно» оппонировали, печатались взаимно в сборниках. Например, Юрий Михайлович напечатал в «Пушкинском сборнике» прекрасные статьи о поэме Пушкина «Анджело» и о «Капитанской дочке», много раз выступал с лекциями перед студентами пединститута…” (Из воспоминаний Л.И. Вольперт).
Наверное, основное, что определяло личность, в том числе и творческую личность Маймина, были верность и дружба. В одном из писем, написанных в конце 1980-х годов, он обращается к своему однокурснику, тогда уже известному “древнику” Льву Александровичу Дмитриеву: “Ты для меня не просто Друг — но и единственный. И любовь моя к тебе верная и теперь уж до конца дней”. “У них была общая неподдельная страсть — Литература. И не только потому, что они были настоящими учёными-филологами, но ещё и потому, что просто любили подлинную литературу” (из воспоминаний Н.Л. Дмитриевой).
“Многое о Евгении Александровиче — авторе научных монографий — говорит сам выбор героев исследования — Фет, Пушкин, Тютчев, Л.Толстой. Они близки автору человеческим и гражданским мужеством…” (Из воспоминаний Н.В. Цветковой).
Толстой, Пушкин — как главные фигуры в исследованиях Е.А. Маймина — оказались главными и в работах его учеников, многие из которых давно уже стали известными в своей области исследователями (Э.В. Слинина, Н.Л. Вершинина, Н.В. Цветкова и др.). “Я много встречаю учеников Е.А. Маймина. И все, кого встречал — порядочные, достойные люди. Такое случайно не бывает” (М.Г. Качурин).


Екатерина ДМИТРИЕВА (МАЙМИНА)
Балтийские хроники


Игорь Алепко — автор пяти книг-хро­ник о наиболее ярких событиях, происходивших на Балтике в годы Великой Отечественной войны, изданных с 2008 по 2014 год. Их объединяет общее название — «Краснознамённый Балтийский флот». Многие годы Игорь Григорьевич собирал по крупицам материалы о действиях Краснознаменного Балтийского флота в 1939–1945 годах. Книги содержат множество фотографий участников описываемых событий и кораблей, карт и схем, приложений.


Моряк родом с улицы Красно­флотской

Игорь Алепко родился в 1931 году в Смоленске на улице Краснофлотской. Весной 1948 года окончил с отличием Рижскую школу юнг Краснознаменного Балтийского флота и был назначен машинистом гидрографического судна «Ижора», находившегося в Кронштадте. В конце лета того же года его без экзаменов как отличника зачислили курсантом в Ломоносовское мореходное училище.
Будучи курсантом, проходил практику на Белом, Баренцевом, Черном и Балтийском морях. По окончании училища, в апреле 1953 года, он был направлен в Таллин и назначен механиком ледокола «Волынец». В том же году, как с отличием окончивший мореходное училище, он был принят курсантом Ленинградского высшего Морского инженерного училища им. адмирала Макарова.
Участвовал в 1954 году в перегоне каравана судов из Калининграда в порт Невельск (Сахалин). Позднее, работая на гидрографическом судне «Волномер», хорошо изучил Финский и Рижский заливы, Моонзундский и Ирбенский проливы, посетил многие острова и маяки.
С 1968 года Игорь Григорьевич живет в Сосновом Бору, до выхода на пенсию работал в НИТИ имени Александрова. Оба его сына, Андрей и Сергей, пошли по стопам отца и окончили Ломоносовское мореходное училище.



Первая публикация Игоря Алепко «Огненные мили» была в «Маяке прогресса» 30 лет назад в начале 1985 года







1938 год. На бескозырке надпись «Краснофлотец»





1947 г. Юнга КБФ





Мичман-стажёр



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


С супругой Ниной Сергеевной





В Соломбале (Архангельск, 1950 г.)




""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



Грузо-пассажир­ский пароход «Ямал», на котором Игорь Алепко проходил практику